CESENOV ( Чешенов ) (cesenov) wrote,
CESENOV ( Чешенов )
cesenov

ГЕНИЙ






из интернета
Концерт Каравайчука
29.01.2004


Странно. Как все было это странно. Но очень важно. Всего один вечер в компании странного человека, а слушать музыку я начала по-новому.
Блаженный. Однозначно, он блаженный. Входишь в гостиную и видишь сидящего за роялем человечка, одетого в заношенный спортивный костюмчик странного цвета. Он сидит на скамеечке, поджав под себя ноги. На голове у него наволочка, веселенькой расцветки, закрывающая его полностью и от инструмента и от зрителей. Понятное дело, чего смотреть по сторонам, ничего интереснее музыки все равно не увидишь. Да и отвлекают они, слушатели эти.
Маэстро начал играть. Меня не покидало ощущение того, что передо мной самый непосредственный ребенок, для которого этот рояль это самое гармоничное на свете место для своих детских игр. Не видя лица, можно было видеть и слышать эмоции по рукам. Они были расслаблены, задумчиво гуляли по клавишам, взлетали высоко и показательно капризно падали вниз, раздраженно били инструмент. Музыкальные экспромты.
Артистические фишки.
В гостиной закашлялась слушательница. Тут же из-под наволочки раздался надтреснувший голос: 'зараза, выйди!'. Зараза моментально выскочила из зала.
Руки остановились. Подперли голову Маэстро, он в задумчивости скрипит из-под наволочки: 'это не я сочиняю музыку, это вы сейчас сочиняете'. Сразу стало неловко за скудность мыслей.
'ну, что вам еще сыграть?', - непродолжительные паузы между завораживающими музыкальными импровизациями. Руки почти безвольно падают на клавиши, вызванные звуки тянут за собой следующие, и из этой череды звуков получается 'Марсельеза', а после нее 'Боже, Царя храни'. Маэстро доволен, уже даже весел.
Он меняет позу за роялем. Со словами 'я устал', ерзает и укладывается перед инструментом. Он маленького роста. Лежит на спине, играет. Ему удобно.
Вообще, Каравайчук наверное доволен выступлением. Он много сетовал в конце него, что играл плохо, из рук вон плохо, потому что звуки сегодня извлекает не те, что ожидал. Рассказывал про рояли на которых он играет. Похоже, что таковых всего 2. Один николаевский, что стоит в Зимнем Дворце, второй вот в музее-квартире Бродского. О николаевском рояле Маэстро говорит и интонацией счастливого ребенка, у которого есть любимая игрушка, 'у меня там МОЙ рояль'.
Объясняет почему публика не замечает, что он плохо сегодня играет: 'вы ж филармонию ходите. А там все плохо играют. Клавишники! Да за последние 2000 лет всего 8 настоящих 'роялистов' наберется! А то и меньше'. Глупо спрашивать кто эти люди. Вот так, на ощущениях приходит понимания того как должно играть на рояле (Каравайчук не считает настоящий рояль клавишным инструментом) и прочих клавишных. Настоящий рояль это загадка и игра на нем это игра с катапультой на берегу океана. Никогда не знаешь наверняка какой звук тебе вернется после того как в недрах инструмента ударит соответствующий клавише молоточек. Звук может быть хуже ожидаемого или лучше. И, в зависимости от того, какой звук пришел, Маэстро стремительно меняет свое музыкальное ощущение.
Обо всем этом Каравайчук рассказывал в конце выступления. Но это можно было почувствовать и без его рассказов. Впервые в жизни во время камерного прослушивания музыки мне вскоре стали безразличны и незаметны публика и сам Маэстро, несмотря на экзотичность и тех и другого.
Сильнейшее потрясение.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments